Блог

ГУБИТЕЛИ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ

Относительно недавно в РФ было создано «Общество русской словесности». Я возлагал на него некоторые надежды, ибо изначально оно задумывалось для преодоления той откровенной деградации, которая — под бравурные славословия об «успехах» — происходит с русской литературой и с русским языком в Российской Федерации (и вокруг нее). Даже и должен был присутствовать на так называемом «учредительном собрании» (но не смог из-за вылета в Токио).

Увы. Очень скоро выяснилось, что рулить в этом обществе поставлены ровно те же самые (те же самые!) функционеры, которые — во вверенных им областях «образования» — и довели ситуацию до нынешнего плачевного ее состояния. Плюс особо облюбованные этими функционерами карьеристы, ибо, как известно, от осинки не родятся апельсинки.

Откровенно говоря, я не знаю какие такие грандиознейшие задачи ставятся и блестяще (по «отчетам») решаются в президиуме этого «общества» (надеюсь, не организация «социалистического соревнования», не «помощь братским коммунистическим партиям» и не «построение коммунизма»), однако объясните мне, пожалуйста, почему — именно за те три года, пока — не щадя своих сил — товарищи работают, не покладая рук, трудясь над сохранением, защитой и развитием русского языка (выписал один из канцеляризмов из отчета о работе «президиума»: и даже есть прямо-таки «ответственный» за этот «участок работы») — везде и всюду в городе Москве, например, русский язык (именно за последние три года) настолько брутально уничижается и вытесняется?

Мой добрый знакомый журналист и эссеист Максим Артемьев, кажется, едва ли не в одиночку сражается с этим уничтожением русского языка в городе, который когда-то был русской столицей. Он один, кажется, старается — как уж может — и делает, похоже, больше, чем все эти трудящиеся «общества», уработавшиеся в номенклатурной заботушке о «сохранении», «защите» и «развитии» русского языка.

Начиная с этого

«В кофейне все оформление на английском. Спрашиваю — а почему не по-русски-то? Продавщица, скорчив рожу, цедит: «меню по-русски, этого хватит».

Вот еще примеры Максима Артемьева:

«Идиотское слово-сорняк «инновационный» проникает везде».

«Пробиваем дно: «На ВДНХ открылась фотовыставка «Московский олдскул», которая рассказывает о появлении хип-хоп-культуры в столице — ее первых граффитчиках, рэп-исполнителях и брейк-дансерах.»

«Продолжаем пробивать дно — «Хип-хоп, брейкинг и паппинг: на ВДНХ начинается неделя Street Dance».


«Ещё одна прискорбная тенденция — отказ от мягкого знака. Так Макдональдс стал Макдоналдсом. На очереди усечение «ь» в Черчилль и Мальборо, Ливерпуль и Бристоль.
Необразованные бездарности с яростотью хунвэйбинов пытаются уничтожать наше культурное наследие».

«Или вот «сервис». Полностью вытеснил «службу». Сервис Яндекса, сервис того, сервис сего. Почему не служба-то? Хорошее русское слово. Отчего-то все русское воспринимается как нечто второсортное. Отсюда коммуникация вместо связи, а теперь и коллаборация вместо сотрудничества».

«Ещё пример — «тест» почти вытеснил «испытание», «проверку».

«Одно из самых мерзких явлений нашего времени — это отказ писать по-русски иностранные названия. Вот первое попавшееся: «помогли астронавтам Apollo высадиться на Луну». Раньше корабль всегда был «Аполлон». Почему сейчас стали этого стыдиться!?»

«Еще одно слово-паразит в современном русском — под влиянием английского — «миссия». У всех дураков теперь есть своя «миссия». У самой захудалой фирмушки — тоже «миссия». Но больше всего режет глаз «миссия» в космосе. До 2000 года примерно русское описание космонавтики обходилось без «миссий». Теперь же сплошные «миссии»»

«Или вот — зачем надо писать Ford, а не Форд, Volvo, а не Вольво? Откуда этот патологический страх всего русского и кириллицы?»

«Интересно, что нынешнее офисное быдло, изгоняющее русский и кириллицу из обихода, следует заветам Луначарского с его идеей латинизации русского: «Вот что по этому поводу сказал мне Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее:»Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта»… наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока, в значительной степени нами же пробужденного… Постепенно книги, написанные русским алфавитом, станут предметом истории… выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывая нас не только с Западом, но и с обновленным Востоком; он особенно сильно облегчает обучение грамоте, сокращая количество букв, он дает большую убористость типографским знакам, как говорят, почти на 20%, что представляет собой огромную экономию.» Почему-то смеяться над звериной русофобией большевиков принято, а над таковой нынешней образованщины — нет».

«Антиох Кантемир, переводя в начале XVIII века Фонтенеля, активно создавал новые слова. Историк пишет: «Некоторые придуманные им речения удержались до нашего времени, например, «начало», «понятие» (в смысле идеи), «сосредоточение», «наблюдение», «плотность» и т.д. Другие оказались менее живучими и вышли из употребления, например, «предразсуждение» (в смысле — предвзятое мнение), «имагинация» (воображение), «звездозаконие» (астрономия), «словесница» (логика), «естественница» (физика), «преестественница» (метафизика) и т. д».
Почему же сегодня НИКТО не следует примеру Кантемира, который, между прочим, и русским то не был, а являлся молдаванином, и последние двенадцать лет своей жизни из тридцати шести, прожил заграницей. Я ведь и призываю — создавайте слова, пускайте их в оборот, а там посмотрим — какие останутся, какие нет? Но нет, сегодняшние россияне предали своих великих предков, начиная с Кантемира. Он, будучи послом в Лондоне, а затем в Париже, ГОРДИЛСЯ русским языком, ставшим ему родным, старался его обогатить и развить, а теперешние его наследники стыдятся всего русского…».

«Типичный пример постколониального мышления — повальная мода после перестройки на переименования учебных заведений. Школы стали гимназиями, ПТУ — колледжами, институты — академия и университетами. Но оттого, что папуасы скидывают набедренные повязки, и натягивают штаны, они не становятся белыми людьми. В США MTI ничуть не теряет в рейтинге, оттого, что он «институт». Дартмутский колледж, хоть и «колледж», на сто строчек выше чем МГУ (99 и 199 место, соответственно). Почему в Америке нет этой гнусненькой погони за названиями, а обращают внимание на содержание, а у нас — наоборот?»

и завершая этим:

«Когда сама власть стесняется русского языка, бороться с этим тяжело».

Добавлю теперь от себя. Как известно, едкие «арзамасцы» переиначили именование своих противников-архаистов из «Беседы любителей русского слова» (членами которого были, среди прочих, Державин, Крылов, Гнедич) так: «Беседа губителей русского слова». Сие, конечно, остро, но явно несправедливо. Творческий диалог «Беседы» и «Арзамаса» в большом времени русской культуры был в высшей степени плодотворным. Так что «губителей» следует поискать в другом месте. И в другом времени.

Я понимаю, что невозможно требовать от нынешних членов с такой пропагандной помпой образованного «Общества» хотя бы что-нибудь (не «отчетное», но действенное) предпринять, наконец, дабы эта воинствующая дерусификация хотя бы получила должную оценку.

Но уж одно-то, одно-то номенклатурный «президиум» Общества за три-то года мог бы, наверное, сделать? Я имею в виду то хотя бы констатацию того засилья новиопского жаргона, в котором ведь повинны не владельцы московских кафе, а те, кто насаждают этот жаргон, будучи поставлены на образование и культуру в РФ?

Может, Обществу, наконец, не убояться и возвысить голос, дабы вместо новиопских аббревиатур, вроде ГОУ СОШ (государственное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа), либо же МСОШ (муниципальная средняя общеобразовательная школа), либо же МОУСОШ (муниципальное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа) просто-напросто вернуться к номерам школ? Или, в отдельных случаях, вместо этой новиопских Папуасий, издевающихся над русским языком и русской культурой (всех этих МСОШ, ГОУ СОШ, МОУСОШ), именовать, скажем так: «Гимназия имени Бориса Зайцева»?

То же самое касается и идиотических аббревиатур, относящихся к нашим университетам и институтам. Это же гнусно, просто гнусно! Я так много об этом писал (еще до образования этого «Общества словесности»), что уже тошнит.

Скажите, что и кто мешает? Какая-нибудь «РАО»? Там, может, учитывая многолетние «заслуги» этого РАО перед русским образованием, разогнать сию РАО? Направить этих «работников» обыкновенными учителями в классы — и пусть там именно доказывают свое великое педагогическое мастерство?

Вот «либерал» (в том смысле, в котором это слово насаждается в РФ) Георгий Бовт справедливо написал намедни в своей колонке: «Кстати, назовите уже имя того кретина, который придумал эти античеловеческие аббревиатуры вместо «школа номер такая-то». Страна должна узнать имя этого героя». Бовт не понимает, очевидно, что «назвать» нельзя: ибо «авторство» (а еще «кадровый состав» и «кадровый подбор») — важнейшие государственные тайны РФ. Нельзя выдавать врагам. Т.е. нам.

Еще «либерал» Бовт пишет, что вроде бы для «либерала» (особенно РФ) даже и немножко странно: «…все школьные реформы этой самой школе идут только во вред. Оставили бы ее уже как есть. Или даже открутили назад, лет на 30». Знаете, совершенно согласен в этом с «либералом». Я бы только еще несколько «открутил назад»… Оставьте в покое, наконец, учителей и преподавателей, штатные «инноваторы» из РАО (и других подобных паразитических контор). Вот бы было действительно замечательно «оптимизировать» не кого-то, а именно вас (т.е. ликвидировать, ведь так же переводиться с новиопского жаргона на русский язык ваш оттенок значения слова «оптимизация», не правда ли)?

Ведь такой степени абсурда, который в области образования (и его «реформ») уже десятки лет творится в РФ, нет ни в мире, его не было ведь и в СССР, хотя, как знаем, в СССР многое что было…

Поэтому у меня, как скромного обывателя РФ (а не страшного «либерала»), гораздо скромнее требование: верните, пожалуйста, нам, обывателям, наш русский язык (хотя бы для начала в именованиях школ и университетов), друзья, которые «взялись за руки» в своих кабинетах и коридорах, «чтоб не пропасть поодиночке». А на своем новиопском жаргоне разговаривайте сами с собою, раз он вам родной. Обещаюсь на милый вам жаргон не покушаться.

P.S. После размещения здесь этого материала ко мне обратились с радиостанции «Радонеж» с просьбой и у них отозваться на творимое — на наших глазах — безобразие с русским языком. 10 сентября передача вышла в эфир. Предлагаю своим читателям прослушать нашу беседу с Антониной Арендаренко.

11 комментариев

  • АГ on Сен 06, 2019 ответить

    Да что там школы… Знаете, как сейчас называется наш любимый, наш замечательный МГУ? Вот как:

    Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

    Понимаете? ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ учреждение высшего ОБРАЗОВАНИЯ! А нормальное название университете при этом почему-то заключено в кавычки! (И не дай бог написать «им. М.В. Ломоносова» – это криминал. Только «имени».)

    Эх, и в чьей же чиновной башке родился этот шедевр?!

    • esaulov on Сен 07, 2019 ответить

      Если бы Вы прошли по геперссылке, которая есть в моем тексте, то не писали бы «знаете»…
      Ибо об этом — именно — я и писал (в историческом контексте) вот здесь, в 2012 году. Это не «чиновничья башка», это особенности образовательной политики.

      • АГ on Сен 09, 2019 ответить

        Во-первых, это по сути дела риторический вопрос. Во-вторых, я, простите, не ставил своей целью изучить все вами написанное. В-третьих, моя реплика адресована не лично вам, а всем, кто прочитал эту страницу.

        • esaulov on Сен 09, 2019 ответить

          Я только указал на единственную гиперссылку в этом (именно) моем тексте. Прискорбно, что так покорно склоняет свои выи такая «свободолюбивая» (в других случаях) постсоветская интеллигенция — перед подобными чудовищными новообразованиями.

    • Наталия Сарычева on Сен 11, 2019 ответить

      Еще к Вашим замечаниям добавлю пример из жизни: как Вам название, заменившее родные простые слова «деревня», «станица», «село» — теперь все это называется «СЕЛЬСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ… такое-то» — на указателях вдоль дорог по всей Руси великой?!….
      У меня слово «поселение» с советских времен, нетрудно догадаться, какие коннотации вызывает….

      • esaulov on Сен 11, 2019 ответить

        Именно на подобную чудовищную порчу русского языка (и русской истории) — притом, организованную сверху, и должны, на мой взгляд, обращать внимание те, кто озабочен судьбами русской словесности. Но куда там…

  • Елена on Сен 05, 2019 ответить

    Замечательно, спасибо. Но и горько до невозможности

  • Наталия Сарычева on Сен 04, 2019 ответить

    Замечательная статья! Распространить ее следует по всем учебным заведениям России. Давно уже тоже выступаю за оптимизацию вредительских структур — всех этих «обров» и «-оно»: Г. Бовт заметил не в бровь, а в глаз: именно 30 лет назад эти структуры и задумали, было, сократить: совсем им в начале 90-х нечем стало управлять, школы сами разрабатывали новые программы, создавали каждая — свой неповторимый школьный уклад… И как же мы замечательно, взахлеб и с радостью работали тогда без мелочной опеки и «чуткого руководства» бюрократии с их непереводимыми на живой русский язык «инструкциями»…
    Еще один клуб убийц русского языка — эффективные менеджеры, банкиры и экономисты — вот откуда лавиной вливается чужеродная уродливая лексика: «тагетирование», «дюрация», «кэшбэк», «фьючерсные кредиты»… Заслушаешься просто!…

  • Андрей Галамага on Сен 04, 2019 ответить

    К слову, про РУССКИЙ и РОССИЙСКИЙ.
    Лет этак десять назад в Лондоне на Пушкинском фестивале одна американская поэтесса РОССИЙСКОГО происхождения, косвенно отвечая на мои слова, заявила: «Стыдно гордиться тем, что ты русский!»
    Помнится, я в кулуарах высказался на этот счет: «Как же так? Англичанам, полякам, евреям, китайцам, — всем — гордиться, что они англичане, поляки, евреи, китайцы и т.д., не стыдно. И только русским почему-то следует стыдиться!»
    Надо отдать должное разномастной русскоязычной диаспоре. Меня мягко успокоили: «Не обращай внимания, она дура».
    Ну, дуру не дура, а это чувство стыда нам пытаются всеми силами внушить вот уже с лишком сто лет. Весьма преуспели в этом и никак не унимаются.

  • Алексей on Сен 03, 2019 ответить

    Полностью разделяю пафос и содержание этой статьи. Душа болит за русский язык и русскую культуру. А ведь эта традиция «обезьяньего языка» (как метко обозвал это явление Михаил Зощенко) идёт именно от уничтожения и коверканья русской речи, начавшихся от первых лет большевицкого властвования. Конечно, с этими явлениями боролись многие — и видные писатели (вроде Леонида Леонова, Алексея Югова, Александра Солженицына, Виктора Астафьева, Василия Белова), и филологи-лингвисты. Но увы!.. Сама советская и постсоветская реальность накатывает на отдельных смельчаков. А наша элитка служит рассадником всех языковых инфекций. Что же делать? Одно и остаётся — противостоять, несмотря ни на что!
    Ну или вот хотя бы: изменить общими усилиями ревнителей русского слова позорное название: Государственный музей истории РОССИЙСКОЙ литературы им. В.И. Даля. Или уж выпускать словарь величайшего нашего лексикографа под названием «Словарь неживаго российского языка». Чтобы уж полностью соответствовать тренду наших юзеров.

  • Антонина on Сен 03, 2019 ответить

    Блестяще! Давайте запишем хотя бы по телефону?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *